Революция молчания

E-mail Печать PDF
Революция молчания
Автор: Аскар Туганбаев
Опубликовано в журнале "Компьютерра" №36 от 25 сентября 2001 года

Здравствуйте уважаемые студенты, тема сегодняшней лекции - эволюция аналоговой воздушно-колебательной речи в цифровой электромагнитный поток с последующей интеграцией в единое информационное поле.

Молодой человек, что это у вас на голове? Так теперь модно? Извините старика, в наше время такого не было. Продолжим…

В начале своего развития человечество не пользовалось техническими средствами для обмена информацией. Как и их древние предки, не знавшие искусственного огня и крова, люди пользовались возможностями, предоставленными природой - примитивным биологическим механизмом модуляции/демодуляции аналогового характера. Средой передачи служил окружающий воздух, расстояние устойчивого информационного обмена - от 1 до 50 метров, помехоустойчивость и защищенность канала были нулевыми, а о скорости и говорить нечего - в среднем она составляла 128 бит в секунду, полный дуплекс тогда был, конечно, невозможен.

Такая смехотворная скорость обмена мыслью, даже подкрепленная более быстрым, но, все же, тогда еще аналогово-оптическим чтением и письмом, сильно тормозила технический прогресс и неестественную (самоиндуцированную) эволюцию, о которой, впрочем, тогда еще не подозревали. Люди тысячелетиями колебали воздух (при помощи специального биологического органа - голосовых связок и языка) и модифицировали систему записи понятий, колеблясь между иероглифическим, руническим и алфавитным письмом.

Первым толчком для перехода к цифровому общению стало изобретение электромагнитных конвертеров для передачи воздушных колебаний на большие расстояния. В дальнейшем, с развитием технологий, увеличением информационных потоков и постоянным ростом потребности в качественном, защищенном и емком канале связи между двумя удаленными абонентами, перед специалистами встала задача достижения максимально возможного качества связи. На тот момент это значило просто проэмулировать передачу воздушных колебаний на произвольные расстояния без потерь. О большем никто и не думал.

Тогдашнее несовершенство цифровых технологий (а от аналоговой передачи электромагнитных колебаний человечество быстро перешло к передаче пакетов с оцифрованной речью) приводило к задержкам, упущениям части звукового сигнала и передаче несущественной информации (окружающих абонента шумов). Так как развитие технологий физической передачи сигнала (при имевшейся тогда черепашьей скорости распространения информации) было недопустимо медленным, то инженерам пришлось искать пути к уплотнению самой передаваемой информации. Здесь-то и началась, так называемая, «революция молчания».

Для начала, взяв на вооружение уже существовавшие на тот момент в зачаточном состоянии технологии распределенного хранения и доступа к информации (интернет) и простейшего распознавания информационно-значимых воздушных колебаний, производители носимых персональных устройств связи начали применять каскадируемое кэширование, оказавшееся весьма эффективным в повседневных переговорах того времени, когда для бытового общения людям хватало 3-4 тысяч слов, которые составляли 85% информационного потока.

В дальнейшем самообучающиеся экспертные системы, внедренные в крупные узлы связи, а позже мигрировавшие в постоянно совершенствуемые абонентские терминалы, начали кэшировать и большинство фраз, коих оказалось не так много (в том числе за счет «крылатых фраз», пословиц, поговорок и фразеологизмов). Для упрощения задачи кэширования в абонентских устройствах появились смартные программные агенты, составлявшие таблицы часто употребляемых абонентом (и его постоянными собеседниками) инфоблоков и «подталкивавшие» абонента к использованию «удобных» фраз при помощи микрокоррекций и подсказок.

Далее, по аналогии с интернет-ботами, появились различные режимы эмуляции отдельных участков беседы за счет накопленной за день информации и пользовательских настроек. Тогда же впервые были зафиксированы «молчанки» - короткие диалоги, во время которых оба абонента так и не раскрывали рта, а их терминалы обменивались «дежурными» репликами и несущественной информацией за доли секунды. Накопленную в разговоре значимую информацию (не требовавшую реакции в режиме реального времени) абонент получал в сублимированном виде в удобное время. Такой способ обмена информации был настолько удобен, что вскоре многие вечно спешащие молодые люди стали при встрече на улице включать свои терминалы для быстрого «разговора», что позволяло им поддерживать информационные контакты без потери драгоценного времени.

За прошедшие после этого десятилетия технологии предсказания ветвления (отточенные на поколениях микропроцессоров), смартного каскадируемого кэширования и бурно развившегося нейроэлектрического конвертирования сигнала позволили устранить протезы терминалов, а имплантированные в районе голосовых связок микросхемы мгновенно обменивались информацией со всем миром (благо интернациональные конверторы кэш-таблиц за несколько лет разрушили языковые барьеры). Постепенно выражение «кричать во все горло» приобрело нынешний смысл, описывая экстренный широковещательный информационный посыл нулевого приоритета.

После устранения узких мест в каналах связи и постепенной адаптации человеческого мозга к терабайтным объемам обрабатываемой информации (большая часть которой разбиралась множеством специализированных микропроцессоров) человечество стало отходить от вынужденной модели информационного обмена «точка-точка», устремившись к идеальной среде информационного поля, в котором время доступа к информации и ее передачи пренебрежимо мало, объемы ее хранения неограниченны, а ее поиск мгновенен, абсолютен и субъективно независим.

Именно тогда произошли взлет и стабилизация технологий, когда все, что могло было быть изобретено, было изобретено, все, что нуждалось в усовершенствовании, было доведено до идеального состояния, а все, что могло было быть автоматизировано, было вверено в «руки» искусственного интеллекта различных электронных систем. Визуальное представление бурного роста и развития человечества того периода было бы очень похоже на развитие сложной популяции в старинной математической эмуляционной модели-игре «Жизнь», когда за несколько сот «ходов» хаотическое нагромождение «клеток» под строгим действием простых законов превращалось в комбинацию фиксированных или циклически пульсирующих блоков. Аналогично выглядел процесс эволюции в ранних экспериментах с «хаотическим» саморегулированием элементов простейших FPGA-систем (тогда еще планарных и умещавшихся в одной единственной микросхеме), когда под воздействием постоянных внешних факторов внутри FPGA-микросхемы происходил стремительный переход к упорядоченной оптимальной схеме с некоторыми регулярно циклически изменяющимися областями.

Таким образом, в современном мире, пережившем бум накопления и обработки информации, угасание и последующую смерть искусства (процесс хаотического, эмоционально окрашенного генерирования и потребления информации), уже практически не осталось источников новой информации, столь ценимых в «эпоху инфонасыщения», и на мгновение показалось, что человечество умрет со скуки. Сейчас мы уже справились с этой проблемой и постоянно обнаруживаем новое, непознанное пространство знаний, нуждающееся в упорядочении и осмыслении.

Ну, вот и все... Мы все сегодня узнали много интересного и познавательного. Не знаю как вам, а мне эта лекция очень понравилась, несмотря на то, что мне тут счетчик показывает, что сегодня я читал ее в 27354-й раз (видимо, она довольно важная и принадлежит к разряду «классических»). А теперь… у нас осталась одна минута, вас ждет следующая лекция - о полной рудиментации мышечной системы с развитием единого информационного поля. А я на этом с вами прощаюсь, давайте вместе подготовим последний информационный блок имплантированной электронной памяти к инициализации... 5...4...3...2...1... стерто. До завтра, уважаемые…

Молодой человек, что это у вас на голове?..